Проблемы компетентности и коррупционного поведения в ГБДОУ «Детский сад №79 Красносельского района»: Максименко, Лещенок, Поликарпова, Уткоф

Что касается государственных учреждений дошкольного образования (детских садов), то уместен пассаж «простота – синоним бедности», который действует только в России. Родителям приходится выбирать между «плохим» и «ужасным» оказанием услуг, ибо присмотр за воспитанниками в детском саду – это, согласно двусторонним договорам, именно услуга. Власть в этом смысле демонстрирует колоссальную некомпетентность. В том числе власть в лице сотрудников образовательных учреждений, замещающих административные и педагогические должности. Путинские чиновники настолько некомпетентны, что больше не управляют ни будущим, ни прошлым.

Раньше я думал, что ювенальная юстиция набирает обороты только в странах Европы (об этом много раз меня предупреждали коллеги из Европы). Но это не так. Российские тупые чиновники тоже берут с Европы пример, и далеко не самый лучший. Чтобы не быть голословным, приведу фактическую историю, случившуюся с нашим пятилетним ребенком, посещающим ГБДОУ «детский сад №79 Красносельского района Санкт-Петербурга».

Суть развитие ситуации видна из заявления в прокуратуру.

На сегодняшний день мы имеем необоснованные требования ленивых полицейских в виде тупой (некомпетентной) Уткоф Татьяны Валерьевны из 84 отдела полиции о том, что надо СРОЧНО прибыть в отдел полиции для дачи объяснений по травме, полученной ребенком в детском саду. Срочно прибыть никто из нас не может. А почему ленивые полицейские не считают нужным выехать в адрес и опросить заявителя, остается загадкой, которая, впрочем, имеет вполне разумное разъяснение – им лень выполнять свои прямые обязанности. Кроме того, непонятно пока, почему не возбуждается дело в отношении сотрудников детского сада – воспитателей и медработников, не оказавших первую помощь мальчику.

Посчитал бы осложнение в этом деле абсолютно уместным, поскольку, как только будет установлен факт превышения служебных полномочий со стороны полиции или иного «уполномоченного» лица в отношении любого члена моей семьи, мы немедленно иммигрируем в страну с развитой правовой системой, где дети могут гармонично развиваться, а не выживать, и где мы, взрослые, можем спокойно заниматься с детьми, а не вашими тупыми и ангажированными чиновниками, постоянно борясь за свои права, не нарушая при этом обязанностей. Это, право, утомляет. К слову, для подобного шага уже накоплено достаточное количество оснований. Нужен только повод. И, кажется, он появился. Я был очень рад развитию ситуации в этом ключе. Живите в своем говне сами. Поэтому информация отправлена сразу в несколько СМИ, в части в телекомпании. Я на основании изложенного я вынужден воспитывать детей в ключе ненависти к действующей власти, поскольку те ее представители, которым доверена забота о самом дорогом – о детях, и те, кто должен контролировать этих заботящихся, совершенно не имеют ни навыков, ни возможностей для осуществления своих функций, но при том, продолжают паразитировать на детях и родителях.

Данный отдел полиции находится в 6 километрах от места жительства, недалеко от детского сада, в котором проводит время наш сын. Именно за 6-7 километров от дому нашей многодетной семье выделили место в администрации Красносельского района в конце лета 2016 года. Об этом было соответствующее претензионное обращение в Администрацию. Чиновники полагали, что издеваться над семьей, глава которой должен развозить детей в разные детские сады, мотаясь по всему району, будут бесконечно. Однако, наступает предел. Сначала были проблемы в 35 детском саду, теперь в 79-м – проблемы, связанные не только с некомпетентности воспитателей и медицинских работников, но и коррупционными проявлениями (обоснование ниже). Ехать «для дачи объяснений» срочно, манкируя всеми другими, не менее главными делами, актуальными в заботе о многодетной семье, никто из нас не может. Поэтому, мы ждем, что приедут к нам, переборов лень, полицейские и возьмут так нужные им объяснения. Но они не едут. И мы не станем тратить свои средства для поездки по городу по такому поводу. Заявление по претензиям к ГБДОУ в полицию направлено.

Претензии к ГБДОУ «Детский сад №79 Красносельского района» следующие.

  • 1.       Фактический недосмотр за воспитанниками на прогулке, когда мой пятилетний сын 16 мая 2017 года получил травму головы, ударившись о металлическую арматуру.
  • 2.       Попытка медицинской сестры Лещенок, врача Поликарповой, и воспитателя Максименко Инны Владимировны (заявившей мне, что она «должна защищать честь детского сада») скрыть факт получения травмы моим сыном в детском саду.
  • 3.       Не оказание первой помощи пострадавшему после травмы (Поликрапова и Лещенок даже не соизволили приложить холод к месту ушиба или воздействовать мазью против роста гематомы); напомню, что удар пришелся в крайне важную часть организма – на голову.
  • 4     Предпосылки к коррупционному поведению сотрудников ГБДОУ «Детский сад №79 Красносельского района Санкт-Петербурга».

Есть и другие претензии, однако и перечисленных выше достаточно для того, чтобы внимательно расследовать дело о нарушениях в ГБДОУ детский сад №79, а не терзать семью формализмом дачи пояснений. Дадим пояснения. Вполне. Только с таким отношением со стороны контролирующих органов сначала придадим ситуации общественный резонанс.

Итак, копия заявления в прокуратуру Красносельского района от гражданина Российской Федерации Кашкарова Андрея Петровича, главы многодетной семьи, ветерана боевых действий в ЧР, отца воспитанника детского сада в котором нарушаются права ребенка представлена ниже. Мы ждем профессиональной, а не формальной реакции.

Копия: Администрация Красносельского района Санкт-Петербурга

Копия: Уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге

 

Моя семья зарегистрирована и проживает в Красносельском районе. У нас многодетная семья, в которой воспитываются несовершеннолетние дети 2002, 2011, 2013, 2015 гг. р. Глава семьи – ветеран боевых действий, относящийся к вопросам справедливости и законности деятельности, со стороны государственных учреждений, принципиально. 16.05.2017 года в 15 часов 25 минут при заборе сына Кашкарова Андрея 2011 года рождения из детского сада №79 (198259 г. Санкт-Петербург, ул. Тамбасова, дом 36, корпус 2, литера А) из группы «Говорушки» обнаружилось, что голова мальчика увеличилась на ¼, а сам он пояснил, что «болит голова», а на вопрос – «что случилось», ответил, что на утренней прогулке на территории детского сада, в игровой ситуации получил толчок от другого мальчика и ударился о железное ограждение (забор) дошкольного образовательного учреждения. Почему не сказал воспитательнице – боялся (был ответ). Моя жена Юлия Игоревна и я инициировали вопросы к воспитателю Максименко Инне Владимировне, которая сказала, что ничего не видела, и добавила, что возможно, мы таким привели в детсад ребенка утром. Мы обратились в медицинский пункт, где медсестра Наталья Сергеевна Лещенок сообщила нам о том, что после обеда (!) ребенка осмотрел врач, и увидев опухшую голову, сказал, что это «застарелая травма». Фамилия «компетентного» врача Поликарпова.

Таким образом на 15.30 16 мая 2017 года мы имели три набора противоречивой информации. С одной стороны откровения пятилетнего ребенка, который признает, что боится воспитателей и поясняет - как и когда получил травму головы, с другой стороны вранье Лещенок, которая «не моргая» говорит о том, что эта застарелая травма, с третьей стороны волюнтаристское предположения «большого профессионала» Инны Владимировны, которая, как откровенно призналась в последующем разговоре «защищает честь детского сада» имеет предполагать, что я утром привел в сад увечного ребенка. На этом основании я обратился к и.о. заведующей ГБДОУ Детский сад №79 Красносельского района Анне Владимировне Зайцевой с просьбой незамедлительно разобраться в ситуации. Моя корректная и обоснованная просьба к медсестре Лещенок о предоставлении справки об осмотре ребенка в детском саду по факту выявленной травмы, осталась без внимания, в чем я усматриваю превышение служебных полномочий в виде бездействия.

Лишь спустя 35 минут общения и призывов к и.о. заведующей детским садом А.В. Зайцевой удалось получить заверенную по всей форме справку (приложение 1)

, в которой факт травмы признается сотрудниками детского сада. В 16.10, забрав ребенка, мы покинули территорию сада.

Ни одно (!) из приведенных в заявлении должностных лиц данного дошкольного образовательно учреждения ГБДОУ «Детский сад №79 Красносельского района Санкт-Петербурга» не извинилось, или хотя бы не выразило сожаления о случившемся. Как будто бы все в норме вещей. А случай, в общем-то, не рядовой. С данным ГБДОУ имеется подписанный сторонами действующий договор, в котором оговорены условия нахождения ребенка в детском саду, регламент присмотра за воспитанником и ответственность образовательного учреждения. Условия договора мы – родители соблюдаем вполне.

Надо заметить, что ошибки бывают у всех, и воспитатели от них не застрахованы, однако в ситуации, когда, как пояснила воспитатель Инна Владимировна она «должна защищать честь детского сада», надо полагать в ущерб здоровью моего ребенка, мы не можем согласиться с откровенной ложью ангажированных (заинтересованных) сотрудников детского сада №79, которые вознамерились блюсти корпоративные интересы. К настоящему заявление добавила свой вклад и медсестра Лещенок, которая сначала категорически отказывалась сказать свою фамилию - пришлось просить трижды, затем фактически (до вмешательства и.о заведующей детским садом) отказала в выдаче справки об осмотре ребенка, и с пеной у рта доказывала мне, что родители виноваты в том, что привели в детский сад ребенка с «застарелой травмой».

В такой ситуации, непрофессиональные участники которой со стороны детского сада сделали все, что возбудить родителей на данное заявление и желание объективной проверки уполномоченных органов. Таким образом, в данном вопросе необходимо, как минимум озаботиться культурным и профессиональным уровнем переподготовки медсестры Лещенок, врача Поликарповой и воспитателя Инны Владимировны. Необходимо их обучение работы с родителями, с детьми и знания об ответственности за откровенную ложь, которая касается самого дорого, что есть у родителей – здоровья детей. Именно поэтому появилось настоящее заявление, которого могло бы не быть, при условии грамотных и профессиональных действий сотрудников ГБДОУ, равно как и их желании признавать свои ошибки, даже совершенные не намеренно. Иначе создается впечатление, что не они оказывают услуги, и не они работают для граждан и их детей, а я и мои дети живут для их благоденствия и корпоративных интересов сотрудников детского сада №79. А, паче чаяния, мы еще и мешаем им работать. Что, само собой, невозможно.

Вечером 16.05 мы обратились в травмпункт при поликлинике №106, где ребенка осмотрел врач-травматолог Святослав Сергеевич Волошин, который, признавая факт травмы, изучив результаты рентгена направляет пятилетнего мальчика на консультацию детского невролога (приложение 2).

Разумеется, в соответствии с законом - с оповещением компетентных органов, которые, надо полагать инициируют проверку по данному инциденту.

Что неприятно поразило, так это нежелание детского сада признавать свою ошибку по недосмотру за воспитанниками, а также – и это еще существенней фактическую ложь медработников при данном образовательном учреждении. С непрофессиональной медсестрой Н.С. Лощенок я уже сталкивался несколько месяцев назад по вопросу об обязательной прививке на реакцию Манту. Несмотря на то, что у нашего сына уже была сделана эта прививка, и медсестре была дана информация об этом в виде справки, Лощенок с пеной у рта требовала от меня сделать прививку снова. Это неприятно поразило и оставило глубокий след о ее низкой компетенции. Возможно, этих врачей, медсестер, воспитателей признают в их сообществе (признают сами себя профессионалами), отсюда и возникают корпоративные интересы детского сада и необоснованная «правота», круговая порука, но со стороны квалификация персонала – хотя бы по данному факту – видится крайне низкой, и требует совершенствования, если предполагать, что детский сад хоть как-то дорожит своей репутацией. Но признать их вполне профессиональными объективно нельзя.

В результате сегодняшнего инцидента пятилетний ребенок получил травму – нарушение здоровья на территории детского сада и от нас – родителей это пытались всячески скрыть сотрудники дошкольного образовательного учреждения. Завтра 17.05, согласно направлению травматолога, ребенок будет представлен на консультацию детского невролога, чтобы исключить сотрясение головного мозга и отсроченные последствия травмы.

Впрочем, вопросы к руководству данного детского сада на этом не заканчиваются. Второй важный вопрос – коррупционное поведение должных лиц, и прикормленных ими родителей. Привожу обоснование позиции. Насколько я осведомлен, Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 гарантирована общедоступность и бесплатность получения образования. Обязанности по приобретению учебных пособий, средств обучения, туалетной бумаги и тому подобных вещей названным законом возложены на образовательную организацию.

В сентябре 2016 года я присутствовал на родительском собрании в группе «Говорушки», и у меня сложилось устойчивое впечатление о сговоре руководства ГБДОУ Детский сад №79 и некоторых представителей от родителей. Это впечатление фактически подтверждается следующим.

На родительском собрании в сентябре 2016 года, лично слышал из уст заведующей д/с79 информацию в следующем контексте: «мы не можем собирать у вас деньги, но мы нуждаемся в помощи, сами видите у нас ничего нет, поэтому вы вносИте средства в родительском комитете сами, и покупайте сами, нас это не касается… но вот у нас уже есть кандидатура председателя вашего родительского комитета – прошу любить и жаловать Татьяна Михайловна Ступненкова». От выбора этой кандидатуры, да еще в таком контексте, я воздержался. Но она была выбрана большинством голосов менее опытных (или, наоборот, более осведомленных и вовлеченных в коррупционный процесс) родителей. На мой взгляд, это ни что иное, как скрытое привлечение средств, то есть элемент коррупционной составляющей, проводимой в жизнь руководством ДОУ Детсад №79. Хоть они и пытаются обхитрить контролирующие органы. И уже через неделю Ступненкова, в созданной группе в социальной сети «Вконтакте» (адрес для сверки информации; это закрытая группа, поэтому прилагаю скан части информации, касающейся данного заявления) предложила родителям воспитанников сдать по 3000 (три тысячи!) рублей – на год – на эти самые нужды детского сада (фактический материал см. приложение 3).

Далее, в течение октября она получала с родителей денежные средства, и закупала какие-то вещи, о чем также выкладывала «отчет» в той же социальной группе. Согласно этой информации, часть закупленных вещей (учебные пособия - тетрадки для занятий у логопеда) уже передана в группу. Не все сдали, или вернее, сдали не в таком объеме, поэтому еще через 10 дней Ступненкова в той же группе социальной сети выкладывает информацию с фамилиями тех, кто не сдал. Разумеется, с нашей фамилией.

19.10.2016 в день рождения нашей дочки (у нас многодетная семья, кроме того, признанная нуждающейся в социальном обслуживании, о чем имеются необходимые документы) моя жена лично пыталась пообщаться со Ступненковой и корректным образом предложила убрать с сайта (группы «Вконтакте») информацию о фамилиях детей и родителей, не сдавших в полном объеме деньги на детсадовские поборы (скан переписки и вид информации аккаунта «вконтакте» - приложение 4, 5, 6).



В ответ на данное предложение был получен отказ, и встречное предложение «подать в суд». Надо полагать, подать заявление в суд, избрав ответчиком в споре ее. Полагаю, что так работает хорошо отлаженный механизм коррупции в образовательных учреждениях дошкольного образования Красносельского района; мы не лишены возможности полагать, что это массовое явление, которому пора уж положить конец.

Вместе с тем, действующее законодательство не содержит запрета на оказание родителями материальной (благотворительной) помощи образовательным организациям. Федеральным законом от 11 августа 1995 г. «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» установлен принцип добровольности такой помощи. Отсюда следует, что инициатива оказания помощи детскому саду должна исходить от родителей (родительского комитета) и носить исключительно добровольный характер для каждого. В данном случае принцип добровольности не соблюдается, наоборот, на основании несогласия с предложениями Ступненковой о взимании средств мы не стали сдавать их, вследствие чего Ступненкова опубликовала фамилию нашего ребенка на сайте, как не сдавшего деньги.


Принудительного взимания денежных средств образовательной организацией на настоящий момент не зафиксировано, однако, вследствие описанной выше ситуации, есть основания полагать, что руководство детского сада №79 находится в тесном контакте со Ступненковой по вопросам сбора средств с родителей, а те, кто этому противодействуют, выставляются в социальной сети в неприглядном виде. Это подтверждается следующими обстоятельствами.


Ступненкова в конце сентября- начале октября инициативно звонила на сотовый телефон моей жене Кашкаровой Юлии Игоревне с напоминанием о том, что необходимо сдавать ей деньги. Жена ответила отрицательно. Но ни моя жена, ни я сам – мы никогда не давали Ступненковой наши номера телефонов (это абсолютно точно, мы вообще аккуратны в этом вопросе), даже тогда, когда Ступненкова – на собрании пыталась взять эти телефоны у меня (я их просто не написал), в анкетах для детского сада я их также не написал, оставив поля пустыми, но моя жена давала свой сотовый номер заведующей детского сада при подписании договора на услуги ДОУ летом 2016 года; таким образом, единственно откуда телефон мог быть у Степненковой (кроме иных возможных криминальных путей сбора персональной информации) это от руководства детсада №79.


Прошу прокуратуру Красносельского района после проведения соответствующей проверки, в части нарушений прав моего несовершеннолетнего сына Андрея Кашкарова, и причинения вреда его здоровью на территории детского сада, применить меры прокурорского реагирования для устранения возможных нарушений в будущем, обязав сотрудников и медперсонал ГБДОУ детский сад №79 Красносельского района Санкт-Петербурга соблюдать регламент воспитательного процесса и обеспечить безопасность воспитанников. В части антикоррупционного законодательства в деятельности ДОУ Детсад №79, прошу прокуратуру также защитить наши права в части соблюдения закона о персональных данных, которые, возможно «утекают» через администрацию детсада к гражданам (Ступненкова), использующим наши персональные данные во вред нам, при том, что мы в части распространения наших персональных данных Ступнекову и администрацию детсада не уполномочили. Ангажированная сбором средств с родителей и, возможно, состоящая в сговоре с руководством детского сада мамаша Ступненкова в ноябре 2016 года удалила наш аккаунт из «своей» группы («Говорушки» для информирования родителей воспитанников), поэтому мы не можем знать – что именно там происходит сегодня, и какие обсуждения ведутся. Мы принципиально не стали сдавать деньги, чтобы не поощрять коррупционную составляющую в связке родители – руководство детского сада.

Также прошу устранить неправомерную, на мой взгляд, ситуацию, направленную на нас и наших детей, при которой публикация в открытом доступе Ступненковой сведений о количестве сданных нами ей денег (при нашем несогласии с такой политикой вымогательства), якобы на нужды детсада, угрожает репутации моих детей, нанося явный вред, от публикации фамилии, нашими детьми совершенно не заслуженный (какое-то время эти данные были опубликованы в группе «вконтакте», созданной Ступненковой.

Для того, чтобы прекратить противоправные действия данная информация о фактическом положении дел опубликована в открытом доступе информационно-коммуникационной сети Интернет.

В настоящей ситуации – без вмешательства прокурорских работников – у меня нет убеждения в том, что пятилетний ребенок, который признает, что боится сказать воспитателям о своих недомоганиях, может вполне комфортно и безопасно чувствовать себя в ГБДОУ Детский сад №79 Красносельского района Санкт-Петербурга. По этому вопросу нужны гарантии безопасности ребенка, профессионализма педагогических и медицинских кадров означенного учреждения, гарантии его личностного развития. Без этих уточнений для объективной оценки деятельности сада должна быть проведена проверка и по ее результатам обоснованно сделаны оргвыводы.

Comments