Оружие и семья. Педагогические инновации

Андрей Кашкаров, магистр педагогики, аспирант кафедры специальной психологии и педагогики ИСПиП (Санкт-Петербург), ветеран боевых действий

Давать ли детям в руки оружие? C точки зрения закона и персональной ответственности за подобные деяния, ответ очевиден, конечно же, нет. Но, будем честны между собой, коллеги: а как иначе можно приучить подрастающих детей к охоте, рассказать о способах защиты с оружием в руках и (или) привить им хороший, не волюнтаристский и не гангстерский вкус к оружию? Ведь, будем откровенны, наверное, со мною согласятся многие, хорошее оружие – это «песня», и обоснованная гордость его правообладателя. В XIX веке за хорошее ружье помещики расплачивались деревнями.

Неужели же можно достичь тех же результатов по мере изучения лишь каталогов и, строго говоря, чисто теоретически, размазывая сальными словами на суровой правде жизни, технические отличия того или иного оружейного предмета. В свое время я имел возможность вдоволь знакомиться со статистикой трагических случаев, произошедших с членами семей, один из которых имел и хранил дома охотничье оружие. В подавляющем большинстве случаев, трагедии происходили не от того, что детей дома знакомили со «стволом», а от категорических запретов даже об упоминании дома об отцовском оружии. Эти запретительные меры, как и все запретительные меры, имеют (не без исключений, разумеется) всегда один итог. И он очевиден, когда дело касается детей, и взрослых, не имеющих навыков обращения с огнестрельным оружием. «Запретный плод сладок»; люди, не готовые к обращению с ним ни технически, ни в правовом аспекте, ни психологически (последнее - важнейший аргумент для владельцев оружия) способствовали трагедии, подводя папашу «под монастырь», или способствуя необратимому увечью других людей.

Ситуация в стране и в мире более чем сложная, хоть я и не склонен по своему характеру к излишней ее драматизации. Но то, что происходит за окном, вы сами прекрасно знаете, думаю, тут комментарии излишни. Еще раз повторюсь, что разговор у нас далее пойдет честный и, надеюсь, в обсуждениях –темы – продуктивный. Многие показывают взрослеющим детям свое оружие, но не говорят об этом широко с посторонними людьми. На этот счет у меня есть маленькая привилегия. Я могу поговорить. Да и меня привлечь за эти слова вряд ли получится, ибо нужна доказательная база, а литератор, каковым я являюсь, как автор 110 изданных за гонорар книг, давно известно, определяется обществом как лицо, склонное к вымыслу. Так, что здесь, в статье позволю себе откровения, но не признаюсь, что главный герой этих откровений я сам. Зачем мне такая слава?

Итак, посмотрим в суть вопроса. Первый достойный аргумент, с которого хороший охотник может начать беседы со своими детьми об оружии, это его задачи (условия применения огнестрельного оружия, базовые принципы крайней необходимости и необходимой обороны- строго по тексту действующих законов с вашими профессиональными комментариями, а, главное – с примерами), и, в позволения сказать, необходимость для самозащиты (как вариант, кроме охоты) в наше турбулентное время, с ядреным запахом конкуренции, где люди год от года все больше ориентируются не на духовность, а на удовольствия и потребления. Так называемый принцип развития гедонистического общества, путь, выбранный нами (или за нас) ранее.

Таким образом, я разъяснял условия и задачи использования и применения огнестрельного оружия своим детям – пока только теоретически. Но поскольку детей нам бог дал много, через несколько лет мы увидели и первые результаты. Старшие мальчик и девочка уже в подростковом возрасте имели понятие о важнейших принципах как собственной безопасности, так и правовых условиях свободы и основания для самозащиты. Обоснованно думаю, что знание этих принципов ни для кого, безотносительно возраста, не является избыточной нагрузкой на голову, в которую люди, как известно после широко транслированных откровений чемпиона мира по боксу Майка Тайсона, иногда едят.

Первый подготовительный этап в ваших рассказах – еще задолго до непосредственного показа стволов – должен быть именно разговорно-психологическим, с примерами и веским словом об ответственности и главенстве закона. Таким образом, прививается иммунитет против несанкционированного взлома (доступа) к сейфу с оружием, где бы он ни находился. Не так давно российское общество потрясла трагедия в Старой Руссе, где подростки, добравшись до оружия в деревенском доме, неправомерно его применили. Сейчас не до того, чтобы давать оценки тем или иным действиям, да и тема не та. Важно то, что главные герои той трагедии, ребята, не были посвящены методично в проблематику хранения и условий применения оружия. У них не было установки на то, что оружие – табу. С большой долей вероятности можно утверждать, что обучения в стенах своего дома, со стороны любящих отцов, они не проходили. Поэтому пассаж о том, что для таких подростков оружие – «крутяк», справедлив на все «сто». С позволения сказать, это как граната для обезьяны; сила вроде бы есть, но ответственно пользоваться незнакомой вещью не умеет, не научили.

Второй шаг – правовая подготовка. Она по определению чисто теоретическая. Надо ярко рассказать о последствиях. Исторически доказано: чтобы уберечь детей (и вообще людей) от дурных поступков, неплохо бы время от времени давать им «социальное зеркало», то есть показывать последствия подобных поступков, но на отвлеченных, других примерах. Здесь я веду речь о посещении домов терпимости, тюрем, вытрезвителей, ночлежек – и все это с исключительно педагогической целью и соответствующими комментариями. Но в современной России такие экскурсии для вас не будут доступны. И это… жаль. Научные исследования, их результаты, однозначно говорят о пользе подобных зрелищ, особенно для созерцателей в возрасте подростковом, пубертатном, развивающемся. Поэтому постарайтесь объяснять теоретически. И не скупитесь на убедительные, именно убедительные примеры. Если ребенок вам не поверит (вы рассказываете не убедительно, не авторитетны) тоже бросайте эту затею. Впрочем, что-то подсказывает мне, что мои коллеги, в основном, для своих близким являются авторитетами в правовых и других вопросах, связанных с обращением с огнестрельным охотничьим оружием.

Когда я практиковал эти теоретические обсуждения в моей семье, для меня было важно главное. Во-первых, трагедия не в том, чтобы не говорить и не показывать с соблюдением мер предосторожности, «запретный плод», а в том, чтобы замалчивать проблему. Есть общедоступные педагогические инструменты, ознакомиться с которыми вы можете самостоятельно в открытом доступе, которые может использовать в семье любой родитель, любой отец. Для этого вовсе не надо иметь семи пядей во лбу. И начать возможно с правил безопасности, правил поведения с огнестрельным оружием, неукоснительное соблюдение которых гарантирует саму жизнь владельцу. Затем, освоив теоретический курс, который в нашей семье проводился не спеша, в течение 4-х недель – по выходным дням, уместно перейти к технической, но пока еще тоже теоретической части освоения материальной части опасных предметов. В Финляндии говорят: «присядем, и дадим спешке пройти мимо». Этот принцип, как нельзя кстати, уместен при рассказах детям о вашем оружии.

На втором этапе, продолжительностью еще с месяц, мы под моим контролем изучили механические составные части, то есть материальную часть, пока тоже теоретически. Все это было проделано с примерами и рассказами о том, как и когда каждая часть приводится в действие. Пока дело не дошло до показа стволов, хорошими иллюстративными примерами по обращению с оружием – правильному и ошибочному – являются художественные и телевизионные фильмы. Это прекрасный иллюстративный материал, при условии, что вы, как наставник, опытный и законный владелец вашего оружия, профессионально разбираетесь в поднятых здесь вопросах. Конечно же, учить тому, что вы не вполне освоили сами, не стоит. Лучше уж оставить эту идею, и заняться чем-то другим, не менее полезным.

Ваши знания и опыт хорошо помогут в том, чтобы при просмотре кинокартин и хроники, выявлять правильные и неправильные приемы обращения с огнестрельным оружием. Кстати, «киноляпов» вокруг тоже хватает, и их конкурсное обнаружение вполне может стать поводом для общесемейного веселья при просмотре какого-либо фильма. Так – нередко в наше время - можно изобличить режиссерскую команду в необоснованной экономии на профессиональном техническом консультанте.

Причем на всех этапах «обучения» желательно, чтобы присутствовали все члены семьи. Такой комплексный и массовый подход, во-первых, экономит ваше время, чтобы не объяснять по очереди каждому одно и тоже, а во-вторых, формирует из вашей семьи сплоченную и обученную команду; ибо из опыта педагогики известно, что сообща лучше обсуждать пройденный материал, не один, так другой задаст «правильный» или «албанский» вопрос. Когда ваш совместный теоретический ликбез подойдет к завершению, после предварительной подготовки рекомендовал бы показать оружие и, при соблюдении предусмотренных законом мер личной безопасности и предосторожности, дать в руки в разряженном состоянии. Затем, без спешки, 1-2 раза в неделю, сочетая воспоминания о полученных теоретических знаниях и практические упражнения с незаряженным оружием (которое, как требует закон, в домашних условиях хранится отдельно от боеприпасов), продвигаться дальше.

Далее события могут развивать вариативно. Я бы рекомендовал заниматься с подростками, достигшими 16-ти летнего возраста в тире. Но тут могут быть варианты. Практическая охота – это уже другая, еще более сложная и опасная сторона дела, и как подходить к ней, эти вопросы я оставляю на ваше усмотрение и вашу ответственность, ибо сколько людей, столько и ситуаций, столько и мнений.

Однозначно готовой, апробированной и рекомендованной родителям методики по ознакомлению своих детей с оружием не существует. Государство и в этом вопросе оставило пустующую нишу, ограничив все непонятное и опасное запретами. Надеюсь, что эта нише когда-нибудь будет заполнена с помощью профессионально подготовленных специалистов, в число которых, несомненно, на мой взгляд, должны входить не только сотрудники войск национальной гвардии (ВНГ, ранее использовалась аббревиатура ОЛРР), но и психологи. Именно психологи помогают избежать трагедий там, где не в точности выработаны инструкции, в нешаблонных ситуациях.

К слову, в трагедии в Старой Руссе образца 2016 года, сотрудники полиции действовали в соответствии с законом, несомненно. Но, право, как не хватало там психолога даже с начальными знаниями, который войдя в переговорный процесс, урегулировал бы ситуацию, сохранив жизни. Для этого сей психолог должен быть в составе каждой группы задержания, направляемой, в соответствии с практическими уточненными данными задачи, к преступающим закон детям. Право, здесь недостаточно нормы, разрешающей сотрудникам полиции применять табельное огнестрельное оружие против женщин и детей «при совершении ими группового нападения». Ситуация не типичная. Психолог бы ее спас. Но у нас же теперь на всем экономят, и на штатных психологах в том числе. А внештатный, гражданский вряд ли был бы допущен в группу задержания – мы не в США, где, к слову, исследован опыт и выработаны превентивные меры для подобных ситуаций. Ответственность для виновных бы наступила, несомненно, но сохранить жизнь, это важно. Это главнее инструкций и приказов. Вот зачем нужен психолог.

В настоящее время обязанность по воспитанию своих детей возложена законодателем именно на родителей, поэтому от того, как именно будут подходить к важнейшим вопросам информирования (правового, технического, психологического) детей о грозной силе огнестрельного оружия, хранящегося у охотника-папаши, зависит то, как наши дети будут относиться к оружию. Для них, и для нас, в итоге, оружие дома должно прочно ассоциироваться с мирным, но все-таки атомом.

В любом деле, ежели вы хотите достичь неноминального результата, важны несколько педагогических принципов: проверенный (качественный) материал, наглядность, авторитетность, личный пример, повторение. Сюда можно добавить и шестой - контроль, обратную связь или по-научному - рефлексию. И еще, конечно же, безопасность. Не манкируйте этими этапами, контролируйте полученные знания, и, если необходимо, сделайте закрепляющие занятия. После того, как освоите охотничье оружие, по тому же принципу, можно переходить к освоению знаний по оружию ограниченного поражения.

Опубликовано в сборнике международной научно-практической конференции "Семья и дети в современном мире" (2017)


Comments