Российское военно-историческое общество. Пафосный блеф Мединского

Продолжаю делиться фактическими впечатлениями о повальной и всесторонней имитации деятельности в России.

Впервые в поле моего зрения Российское военно-историческое общество (далее – РВИО) попало в 2012 году, у общества уже тогда был сайт, а петербургским отделением руководил г-н Тургаев Александр Сергеевич, ректор Санкт-Петербургского государственного университета культуры, того самого высшего учебного заведения, которое когда-то закончил я сам (в одной группе со мной училась дочь или родственница – запамятовал - Президента Тувы с фамилией Ооржак, этим мне и запомнился вуз). О Тургаеве говорили еще тогда разное, в частности и то, что он «доразвалил» порядком уж разваленную одним из его предшественников Витей Головиным научную работу вузовских кадров. Эти сведения поступали ко мне с разных мест, и я не имел основания им не верить: почетный профессор Бородина В.А, к.п.н Тихомирова И.И, и многие другие в один голос сетовали мне на эту их «напасть», но сделать ничего не могли. Еще тогда я понял, что Тургаев лишь удобный ставленник руководства РВИО в Москве. Уже тогда руководителем РВИО был назначен министр культуры Российской Федерации В.Р. Мединский. Вскоре все эти фамилии останутся на памяти только в связи с их номинальной деятельностью. Был у А.С. Тургаева заместитель – проректор по воспитательной и социальной работе Лимонов Владимир Андреевич. И ответственный секретарь – женщина приятная во всех отношениях. Она нас и соединила. Звоню Лимонову, представляюсь: да, говорит, наслышан, что можете предложить? Предлагаю. Подходит, давайте работать, приезжайте, только, знаете, у нас еще фактически никакого общества нет, мы только пока формируем списки, студентов записываем, для массовости, из Москвы поставлена задача, сами понимаете… Все я понимаю. Звоню через год – ситуация та же.

Как же так, общество во всю работает. Сайт наполняется, куда-то уходят бюджетные деньги, проводятся мероприятия, а фактических членов в одном из главных по стране отделении – нет или почти нет? Да, такие чудеса в путинской России – явление вполне себе обычное. Понял я это через собственный опыт, и не стал тревожить занятых людей своими проектами и реалиями.

В начале 2016 года моя новая попытка заинтересовать профильными проектами Российское военно-историческое общество завершилась на пер. Гривцова, в д. с литерой «1», где на втором этаже помещается ЗАО «СММ», что скрывается за сей аббревиатурой – поди разбери. Ясно, что это крупная компания по производству тяжелого грузоподъемного оборудования для промышленных предприятий. И пригласил меня на встречу Владимир Владимирович Казаков, заместитель руководителя Санкт-Петербургского отделения российского военно-исторического общества. Я приехал, познакомились, договорились о взаимодействии. Оказалось, что вместо Тургаева теперь поставлен руководить региональным отделением в Санкт-Петербурге некто бизнесмен и предприниматель, генеральный директор ЗАО «СММ» Титберия Олег Иликович.

С ним лично я не знаком. Но дело это не поменяло, поскольку и в 2016 году, за исключением почетной замены Тургаева на Титберию, все осталось также или почти также, то есть в широком понимании смысла – никак. В офисном помещении, куда пригласил меня Казаков, на шести автоматизированных рабочих местах за компьютерами кипела работа. Над каждым рабочим местом висела видеокамера. То ли здесь изобретали новое грузоподъемное оборудование, то ли компьютерные игры – «стрелялки» по материалам исторических событий, связанных с Россией. Итак, прежние общения были признаны несостоятельными, и мы начали сотрудничество как бы с нового листа, в виду нового руководства региональным отделением, которое всячески устранялось от ответственности за деяния прежнего руководства – часто встречающаяся в российской истории и довольно наскучившая ситуация.

Казаков сказал мне, что они очень внимательно отнесутся ко всем новым проектам, и ожидают финансирования из Москвы, которого пока нет. В течение следующего года я направил в Санкт-Петербургское отделение РВИО через В.В. Казакова 4 профильных проекта, в частности памятников и памятных знаков (с полными сметами) для увековечивания памяти сражавшихся и погибших на Карельском перешейке русских и финских военнослужащих.




И в этот раз не было никакого толка. После моих настойчивых писем-уточнений – «а что с проектами», В. Казаков сообщил, что «денег нет, но нам интересна ваша работа». Это было в конце 2016 года. Все это чем-то напоминает слова их друга и коллеги «денег нет, но вы держитесь».

В ноябре 2017 года участвовал в ежегодном VI Санкт-Петербургском международном культурном форуме, частью программы которого 18 ноября 2017 года было торжественное собрание Доме офицеров на Литейном пр., 20, посвященное 110-й годовщине Императорского русского военно-исторического общества, созданного еще Мышлаевским, в 1907 году, поддержанное генералом Скалоном, и к Первой мировой войне прекратившего свое замечательное существование.

Думаю, дай зайду, погляжу, порадуюсь на успехи, на «массовость». Со своим билетом профессионального потока я мог пройти почти везде (на форумных мероприятиях), а потому, свободно прошел. В актовом зале Дома офицеров собралось примерно 50 человек. Все они заняли первые ряды. Какие-то распорядители сновали по залу и предлагали рассаживаться в разные места, чтобы «создать эффект». Я остался сидеть там. Где выбрал первоначально. Слева впереди была голова Мединского, недалеко Сухенко, фронтально сзади – бывшего чемпиона мира по шахматам Анатолия Карпова.

Начали на полчаса позже запланированного. Целый час был посвящен торжественному награждению. По очереди на сцену поднимались разные люди числом около 10, среди них был режиссер фильма «Крым» (фамилию не запомнил, как и все, что он сказал со сцены в моем сознании сразу же перестало иметь смысл). Всем вручали одинаковые подарок – статуэтку в виде солдата со штыком из первой мировой войны. Награждены статуэтками (возможно к статуэтке прилагались и премия – не знаю) были люди из разных регионов, в частности откуда-то из под «Куликова поля» представитель музея, создавшего передвижные шахматы. А человека играют, а на гигантской доске за их спинами перемещаются фигуры в рост человека и даже группы людей, а также и их кони. Наверное, это важное освоение средств, подумал я тогда. Да, под занавес торжественной части был награжден и Титберия, как сказали за создание серии анимационных фильмов или компьютерных игр патриотической направленности. Затем все расселись поудобнее, и начался концерт на полчаса.

И вот я подумал – что это было?

Когда наши проекты, в том числе работа поискового отряда «Ленпех-Петергоф» по сохранению памяти павших остаются незамеченными, а шахматы в масштабе Куликова поля с потеющими в нешуточной амуниции гусарах на конях (на клетках разграфленного в гигантскую шахматную доску поля) получают вдохновляющие призы. Пока что для меня увиденное было лишь имитацией деятельности, прикрытой громкими и цветастыми словами. Выступил даже кумир моего детства Анатолий Евгеньевич Карпов, у которого так и хотелось вопросить – зная и видя все тоже самое, кругом обман и эрзац, неужели он говорил о своих впечатлениях искренне, или для него это не обман?

Впрочем, не мое это дело выбирать достойнейших из достойных. Любопытно другое. Через день я написал Казакову о своих впечатлениях и просил его впечатление. Вот, что ответило второе лицо в руководстве Санкт-Петербургского регионального отделения РВИО 20 ноября 2017 года:

Владимир, добрый день.

Пару дней назад был на мероприятии, посвященном 110-летию Императорского РВИО в Доме офицеров, я участвовал в профессиональном потоке VI CПб, межд. Культ. Форума, и решил зайти, посмотреть, как у вас дела. Кроме помпы и громких слов не заметил ничего дельного. Наградили Титберию, помянули, видимо, Вас в части вопросов мультипликации и создания компьютерных игр патриотической направленности на несомненном историческом материале, но как движется дело в части продвижения других, менее значимых проектов, осталось покрыто тайной.

Скорее всего – никак. А ведь в Ленинградской области даже за почти прошедший год поисковиками сделано немало, это и музеи в Выборге, и проекты Карельского перешейка, да и мои предложения на сей счет я вам ранее отправлял. Такое впечатление, что кроме Титберии никто ничего не делает. Случайность это или намеренная политика?

Сообщите, пожалуйста, ваше мнение, как дела, что у Вас происходит, есть ли подвижки по теме новых проектов на 2018 год?

Тем самым, разубедите меня в том, что увиденное мною лично не было никакой имитацией.

Андрей Кашкаров

Добрый день, Андрей.

Нам привезли членские билеты.

В том числе и Ваш.

Планируем вручать их в декабре.
Членские взносы можно платить.

Московского финансирования мы не получили ни копейки.
С уважением, В.В.Казаков

 

Из всего этого уместен простой вывод, что РВИО не финансирует никакие проекты, и может только кинуть «кость» - как голодной собаке на манер сентенции: «Кесарю – кесарево. А наше дело по-волчьи выть, да косточку просить. Судьба-с». Или дать поощрительную грамоте тем, кто потратит свои деньги на свои же проекты. Чудно-с.
Только какого хрена все эти деятели вроде Мединского надувают щеки, и громко кричат о своем РВИО и о его массовых последователях, членах, которых на 21 ноября 2017 года фактически нет (впрочем, номинально получить заявления о вступлении от студентов, датированные аж 2012 годом, они через Лимонова и Тургаева вполне могли).

То называется прямо – обман. И, пока эти люди в Москве узурпировали не только власть, но и понятие о морали, на все это можно реагировать как угодно, в том числе адекватно. Ибо безнравственно поддерживать сей обман. Под нравственностью же понимается фундаментальный свод правил поведения человека, то, что лежит в основе так называемой системы нравственных ценностей, составляющей основу гуманитарной культуры. Мораль – это производное нравственных ценностей. И морали могут быть разными, могут частично отличаться мораль одного человека от другого. То есть нравственно – это то, что присуще любому человеку, то, что свойственно всем людям. А уже частные интерпретации в зависимости от социальной окраски, конфессиональной окраски, других окрасок ассоциируются со словом «мораль», которые проявляются в этических кодексах. Ну, а о императиве нравственном хорошо рассказал Иммануил Кант в своей работе «Нравственный императив».

Как все эти Мединские, Путины, Титберии забали своей имитацией.

Comments